Священник, музыкант, миссионер

Священник, музыкант, миссионер

Сегодня, 14 июня, протоиерей Игорь Собко отмечает день рождения. В особых представлениях бессменный руководитель центра православной культуры «Лествица» не нуждается. Он – автор телепроектов «В гостях у Дуняши» и «Седмица», выходящих в эфир на 34 канале Днепропетровска, и спутниковых каналах «Союз» и «Глас». На его счету 28 документальных фильмов, многие из которых стали лауреатами Международных фестивалей. Он также основатель ежегодного кинофорума «Международная Киноассамблея на Днепре». С легкой руки Игоря Собко «Остров классики» стал местом встречи тысяч днепропетровцев. Все это сегодня. Однако, далеко не всем известно, что более двадцати лет назад Игорь был успешным джазовым музыкантом, работал в лучших филармониях Советского Союза, выступал со всемирно известным гитаристом Александром Любченко и даже аккомпанировал Софии Ротару.

 

Игорь, давайте вернемся на четверть века назад. Вы – вполне успешный, востребованный музыкант. Почему играли именно джаз?

Да, моя музыкальная жизнь, пусть это звучит несколько нескромно, складывалась удачно. Меня интересовала музыка, не как развлечение, а как искусство. Хотелось играть не американский свинг или мейнстрим. С помощью языка джаза хотелось играть этническую музыку, принадлежащую нашей святой Руси. Славянский мелос всегда затрагивал сердце и душу человека. Меня часто приглашали в известные джазовые коллективы, играющие мейнстрим, такие как оркестр Давида Голощекина в Санкт-Петербурге. Я же задавал себе вопрос: «Если я буду играть такую музыку, неужели это будет интересно, допустим, в Америке?» Во-первых, это будет плагиат. Во-вторых, у блэков это в крови. Они так свингуют! Поэтому я всегда старался играть свою музыку или ту музыку, которая непосредственно связана со славянским мелосом.

Как случилось сотрудничество с Софией Ротару? Музыкальные стили-то у вас разные.

Это был далеко не самый интересный этап в моей жизни. Скорее, компромисс. В 1990 году София Михайловна поменяла свою команду и пригласила наш джазовый коллектив «Акваполис» ей аккомпанировать. Мы согласились при условии, что на каждом концерте будем играть две инструментальные джазовые композиции, под которые будет танцевать балет. Но на гастролях все получилось иначе, о договоренности забыли. У Ротару платили большие по тем временам деньги: за один день я получал сумму равную месячной зарплате инженера. Но деньги наш коллектив не удержали. Мы отработали одну гастрольную поездку и расстались с народной артисткой. Мы были сольными музыкантами и не хотели похоронить себя в чьих-то, даже очень красивых песнях.

Где еще удалось поработать в те годы?

Был еще довольно интересный этап в моей жизни – в конце восьмидесятых – начале девяностых, когда работал в оркестре конно-спортивного театра каскадеров, выступавшего в Москве и Ленинграде. В его труппе были артисты-каскадеры, снимавшиеся в известных советских фильмах. Спонсором этого театра была автомобильная фирма BMW. Мы согласились там работать потому, что появлялась возможность поехать в загранкомандировки. Надеялись, что у нас получится остаться за границей и поиграть свободный джаз. В Советском Союзе это было делать очень сложно, и денег за это не платили. Но, слава Богу, по объективным и субъективным причинам все это не осуществилось. Я снова вернулся в Днепропетровск.

Игорь, у вас был дуэт с Александром Любченко, который сейчас стал всемирно известным гитаристом.

С развалом Союза гастрольные маршруты днепропетровской филармонии, в которой мы тогда работали, стали сокращаться. Мы стали выступать дуэтом с Александром на небольших площадках салонного типа. Я мечтал отыграть сольный концерт на бас-гитаре, что большая редкость. В эфире Днепропетровского областного телевидения мне удалось исполнить концерт собственного сочинения, в котором контрабас и бас-гитара используются как сольные инструменты.

Что привело вас в Церковь?

Я вырос в Западной Украине – в городке Владимир-Волынский. С детства меня приучали молиться, водили в храм, причащали. Так что зерно веры было заложено с детства, потом оно, по-видимому, проросло. Как-то на гастролях в Санкт- Петербурге я встретил своего друга скрипача Геннадия Абакумова. Он говорит: «Я в храм бегу». Потом мы вновь встретились уже в Днепропетровске. У него очень теплые глаза, необыкновенно солнечное лицо, бороду отрастил. Спрашиваю, что с ним. А он говорит, что живет монашеской жизнью в Оптиной пустыни. И мне он тогда посоветовал исповедоваться, причаститься и каждое воскресенье ходить в церковь. Так мы стали с женой и дочкой ходить по воскресеньям в храм. Мне это очень нравилось. Я внимательно смотрел, какие действия происходят в алтаре, как дьякон поет на амвоне. Подумал: «Себе бы так, аплодисментов, понятно, не будет. Зато интересно. Может, самому дьяконом стать?»

Потом это мысль стала часто появляться. В церкви меня заметили, и стали приглашать петь на клиросе в любительском хоре. Я постеснялся, там одни бабушки. Думал, что кто-то знакомый увидит и решит, что у Собко «крыша поехала». На клирос вышла петь моя дочка Аня и звала меня. Наконец решился. Начал петь в церковном хоре, читать на старославянском языке. Потом меня пригласили приходить помогать в храм каждый, свободный от концертов день. Потом начались посты, а у нас с Александром Любченко концерты. Я сказал тогда ему: «Ты, наверное, на меня афишу не делай. Это будет лукавство, двуличие. Утром в церкви ты пытаешься проникнуть в великую тайну искупления, страданий Спасителя, а вечером играешь и слышишь: «Браво! Бис!» Так во время постов Александру приходилось играть одному. В Великий пост я даже к инструменту не подходил. Двойную жизнь было вести не по душе.

Нас пригласили в Орел на джазовый фестиваль. Как только приехали, я пошел в кафедральный храм. Службу вел владыка Паисий, епископ Орловский и Брянский. После он подошел ко мне и спросил, не батюшка ли я. Я ответил, что приехал на гастроли. Епископ говорит: «А с вас бы неплохой батюшка получился. Жена и дети есть? На переезд в Орел согласны?» Эта встреча и определила мою дальнейшую судьбу. Через Паисия я услышал голос Божий. Потом, в 1993 году епископ Днепропетровский и Криворожский Кронид предложил мне рукоположиться в сан дьякона. В мае 1993 года я отыграл последний концерт в Запорожье, в июле стал дьяконом, а в августе того же года – священником.

Вы оставили музыкальную деятельность?

Я пришел в Церковь, не нарушая мои внутренние принципы и привязанность к музыке, как профессии. С музыкой я не расстался, а оставил ее с благодарностью. В своих джазовых пьесах я старался, прежде всего, видеть человека в этом мире. Моя музыка не была религиозной, но она и не была пустой. Мне сегодня не будет стыдно, если кто-то захочет послушать мои пьесы, скачав их в интернете. Сейчас пишу музыку к документальным фильмам, которые выпускает «Лествица».

Как к вам пришла идея создать центр православной культуры?

Приняв сан священника, я хотел продолжать заниматься творчеством и созидать. Тогда в Днепропетровске не было ни одной воскресной школы, я решил организовать. Потом в вузах начали изучать религиоведение. Я задумался над тем, где студенты будут брать необходимую литературу. Чтобы они не пошли к кришнаитам или в какую-нибудь секту, решил создать православную библиотеку, в которой представлены все религии мира. Мы тогда располагались в здании музыкальной школы на Гоголя. В интернете было еще очень мало подобной информации, и студенты пошли – читальные залы были переполнены. Потом мы перешли в собственное помещение на улице Шевченко, 23. Потом начали снимать кино о Монастырском острове. Постепенно образовалась собственная телевизионная студия. В 2003 году создали детскую программу «В гостях у Дуняши», в 2004-м – еженедельное информационное обозрение «Седмица»…

Детская передача «В гостях у Дуняши» практически лишена религиозного оттенка.

«Лествица» не ставит перед собой задачу воцерковить людей. Самое главное – просветить человека, дать ему необходимую информацию и указать правильный путь. А дальше Господь уже сам приведет его в храм. Все творческие проекты «Лествицы» предназначены не для церковного человека. Так интересней работать. Такая работа носит миссионерский характер. Мы пытаемся говорить с живущим в миру человеком на понятном для него языке, ищем формы творческих решений, которые не оттолкнут его от храма. Передача «В гостях у Дуняши» рассчитана на всех детей так же, как и «Спокойной ночи, малыши». И смотрят ее дети из семей разных конфессий. Мы стремились создать просветительную и образовательную программу для детей, которая поможет родителям привить ребенку человеческие ценности. В год мы снимаем 240 программ, и из них максимум двадцать – посвящены большим церковным праздникам. «Седмица» же повествует о жизни церкви в государстве: встречах, социальных, гуманитарных, музыкальных и образовательных проектах, направленных на пользу обществу. Эта программа дает информацию о том, что происходит в православном мире и чем живет сегодня церковь.

Ваш документальный фильм «Сто шагов в Небеса» был удостоен Гран-при на фестивале военного кино им. Озерова в Санкт-Петербурге. Чем удалось покорить маститое жюри?

Это фильм о воине-мученике Евгении Родионове из России. Попав в чеченский плен, он отказался снять нательный крест, и боевики его казнили. Мать Евгения ездила туда, и вела переговоры с боевиками, чтобы выкупить тело сына. В фильме «Сто шагов в Небеса» звучит моя музыка.

Еще один нашумевший фильм «Девочки, девочки». В 2008 году он стал победителем в номинации «Лучший документальный фильм» на международных фестивалях «Кинолетопись» в Киеве, «Магнификат» в Беларуси и «Религия сегодня» в Италии.

Это своеобразная исповедь молодой журналистки, которая побывала в монастыре, где монахини воспитывают и обучают девочек-сирот. В фильме две линии: переосмысление журналисткой своей жизни и повествование о жизни девочек в монастыре.

Именно документальное творчество подвигло вас к созданию проекта «Международная Киноассамблея на Днепре»?

Уже в течение десяти лет меня приглашают в жюри Международных кинофестивалей «Покров» и «Кинолетопись» в Киеве, «Встреча» в Калуге, «Свет миру» в Ярославле. Из множества представленных на этих фестивалях фильмов, дай Бог, чтобы было пять-шесть хороших работ. Пять лет назад я решил проводить в Днепропетровске Киноассамблею, на которой собираются самые известные режиссеры-документалисты. Это не фестиваль и не конкурс. Они представляют свои последние работы, общаются друг с другом и зрителями. В этом году к нам приезжали маститые режиссеры из Сербии и Азербайджана. Постоянные наши гости – известные документалисты Александр Столяров из Киева, Сергей Головецкий из Москвы и Александр Киселев из Санкт-Петербурга, которые снимают фильмы по заказу телеканала «Культура». Сейчас собираем работы для пятой Киноассамблеи, которая пройдет в начале следующего года. Молодая режиссер Наталья Гугуева с телеканала ОРТ, уроженка Днепропетровска, привезет фильм «Кто такой этот Куштурица?», который еще не был в российском телеэфире.

Один из последних проектов «Лествицы» музыкальный. Почему такой неожиданный поворот «Место встречи» остров классики»?

Этот проект предназначен для горожан, которые любят музыку. Кроме музыки пытаемся воздействовать на душу посредством слова, включая духовную составляющую. Мы уже провели 24 концерта – по четыре в год. Любой композитор, которого исполняли на «Острове классики» имел свой религиозный опыт и переживания. В этом проекте принимали участие скрипач Дмитрий Ткаченко из Лондона, народный артист России Георгий Тараторкин, скрипачка Мария Шамшина из Швейцарии, дирижер из Турции Ишин Мэтин, национальная хоровая академическая капелла «Думка» из Киева, вокальный джазовый секстет «Man Sound» и многие другие. Стараемся приглашать исполнителей и коллективы, которые еще не были в Днепропетровске. В рамках проекта мы будем удивлять зрителей новыми формами. Порадовать хорошим исполнением может и филармония. Мы должны быть интересны и неповторимы, украшать своим проектом творческую жизнь Днепропетровска.

Какие еще амбициозные планы и проекты вынашивает Игорь Собко?

Самый главный мой проект уже осуществился в апреле этого года. «Лествица» задышала в полную силу, у нее хорошо бьется сердце. Этим сердцем стала домовая церковь при центре, которую благословил и освятил владыка Ириней. Каждый понедельник мы совершаем Божественную литургию, за которой молятся работники «Лествицы», благотворители и все желающие. По субботам мы предлагаем служить миссионерское богослужение – Литургию для детей с некоторыми пояснениями для них и Литургию для взрослых с разъяснениями всего, что происходит во время Божественной литургии.

Что означает слово «лествица»?

Лествица – это лестница. Чтобы быть совершенным в духовном плане, нужно восходить по духовной лестнице вверх и вверх до единения с Богом, которое называется – Любовь. А для этого понадобится вся жизнь, чтобы по этой лестнице восходить.

За все успехи и достижения я благодарю Бога, родителей, семью, друзей, сподвижников «Лествицы» и конечно митрополита Иринея, который всегда не только поддерживает наши проекты, но благословляет и вдохновляет на успешные труды!

 

P.S.: Наш разговор с Игорем Собко закончился, к сожалению, на минорной ноте. Он показывает пустующие полки кабинета. Не так давно он оставил дверь незапертой. И кто-то из посетителей «Лествицы» украл все награды – знак и удостоверение Заслуженного работника культуры Украины, медаль УПЦ «2000-летие Рождества Христова», «Орден Нестора летописца III степени» и многие другие.

О. Игорь с улыбкой говорит: награды земные это не столько важно, на мой взгляд – это память потомкам. Главное не лишиться награды Небесной.

 

Беседовала Елена Мисник

(газета «Наше місто», 14.06.2013 г.)

intervju_igor_sobko_2013_51god_1.jpg
Епархиальный календарь
10.12.2016

Икона Божией Матери, именуемая «Знамение»

Икона Божией Матери, именуемая «Знамение»
10 декабря (27 ноября по старому стилю) чтится один из наиболее почитаемых в русском православии образов Пресвятой Богородицы – икона Божией Матери, именуемая «Знамение». В этот день в Днепропетровской епархии 1 женский монастырь и одна приходская община молитвенно празднуют свое престольное торжество.
Архив
Архив
Rambler's Top100